12 Ноябрь, 2021

Опьянённые идеями

Анна Кочергина

«Братья Карамазовы» по Фёдору Достоевскому, Астраханский драматический театр, реж. Александр Огарёв

«Путешествие в русскую действительность» – таким поджанровым уточнением Александр Огарёв снабдил своих «Братьев Карамазовых». От режиссёра, который называет себя представителем выразительного театра и, кажется, меньше всего хочет вкладывать персты в общественные язвы, это довольно неожиданное заявление. Возможно, таким образом Огарёв пытается соответствовать «давно существующему зрительскому запросу», на который сетовал в одном из интервью: «Подайте нам классику в настоящем, чтобы она была созвучна времени и духовным исканиям наших современников». Впрочем, в новом спектакле он всё-таки не изменяет своей творческой манере: безмерно далёкий от бытового реализма, режиссёр и здесь стремится ставить и решать прежде всего проблемы искусства, а не повседневности.

Театр Огарёва, утверждают критики, – это театр идей, и Достоевский для него подходит идеально. Ещё Бердяев писал, что всё творчество писателя «есть художественное разрешение идейной задачи, есть трагическое движение идей». Вопрос в том, чтобы найти для этого адекватную сценическую форму. Спектакль «Братья Карамазовы» решён в близкой режиссёру эстетике то ли сна, то ли галлюцинации. Недаром после особо «карнавальных» сцен, профанирующих и гротескно заостряющих реальные события романа, Алёша Карамазов зажмуривается и произносит: «Померещилось». «Мерещится» ему перестрелка Фёдора Павловича с Митей в келье старца Зосимы, драка Катерины Ивановны с Грушенькой и её отъезд к своему польскому офицеру, обставленный как настоящее шоу. В этом аду человеческих страстей Алёша задыхается, периодически шумно хватая ртом воздух, а порой и буквально лезет на стену. (Задник сцены впоследствии штурмуют и два других брата Карамазова, а потом и все персонажи, опьянённые каждый своей идеей.)

На то, что местом действия спектакля режиссёр замыслил некое метафизическое пространство, указывает нарочито размытый хронотоп. Зрителю хоть и сообщают о городе Скотопригоньевске, но не дают никаких его визуальных характеристик, кроме плана. Условно, неопределимо в постановке и время. Оно то стремительно ускоряется, то будто бы замирает, а маркером смены событий становятся лишь громогласные сообщения от автора («Алексей идёт по городу домой», «Иван в гостях у Смердякова») и надписи на заднике сцены («Смердяков и Марья Кондратьевна», «Зосима умер»). Невозможно понять, в какую эпоху происходит действие. И вот в этой аморфной огненно-страстной стихии, как в сказочном лесу, и бродит только что вышедший из монастыря Алёша Карамазов.

Роль Алёши Огарёв отдал Александрине Мерецкой, и это, пожалуй, самое спорное режиссёрское решение. Трудно отыскать какое-либо внятное объяснение этому гендерному перевёртышу. Алёша в исполнении актрисы отнюдь не бесполое эфирное существо. То, что ему слишком понятны «карамазовские бури», особенно заметно в пронизанной эротизмом сцене встречи с Лизой Хохлаковой и общении с Грушенькой. Кажется, Алёша вовсе не чужой в этой «весёлой преисподней»: слишком уж прагматично рассуждает о плюсах женитьбы на Лизе; слишком криво усмехается, читая её письмо; слишком вожделеет. Меньше всего он походит на «положительно прекрасного человека» Достоевского. Напрасно старец Зосима (у Огарёва больше напоминающий Лао-цзы) пытается приобщить его к своему учению – Алёша по-детски играет с палкой и нунчаками, а зелёный чай закусывает бубликом. Слова старца для него тоже звучат как китайская грамота – он повторяет их чисто механически, а после смерти Зосимы льёт бутафорские слёзы. Алёша ясно чувствует в себе карамазовскую стихию. В сцене нравственного самобичевания он словами армянского богослова Григора Нарекаци из «Книги скорбных песнопений» обличает «своих губителей»: суетное сердце, лжелюбивые уста, бесстыдно глядящие глаза и т. д. Однако, познав свободу греха и зла, Алёша, по замыслу Достоевского, всё-таки приходит к высшему состоянию. В спектакле же не совсем понятно, почему именно в этом герое, не совершившем ни одного хорошего поступка, режиссёр видит спасение и последнюю надежду для грешников; почему именно в его уста вложена басня о луковке, за которую ангел-хранитель чуть было не вытащил из огненного озера злющую бабу. (В романе, как известно, эту историю рассказывает Грушенька.)

Почти все остальные роли, кроме Алёши, в спектакле исполняют два состава, которые Огарёв попытался примерно уравновесить. Так, старшего из братьев – Митю Карамазова – довольно схоже играют молодые артисты труппы Николай Смирнов и Максим Симаков. На роль среднего – Ивана – поставлены более опытные Игорь Вакулин и Александр Беляев. Это имеет свой резон: рационалист Иван действительно кажется старше и мудрее непутёвого Мити. Именно на примере этого героя особенно заметно, как перемена состава может повлечь за собой кардинальные изменения трактовки образа, а то и всей концепции спектакля. Иван Александра Беляева – бунтарь и страдающий эгоист, постепенно осознающий, что является духовным виновником отцеубийства, и лишающийся рассудка из-за мук совести. Иван же Игоря Вакулина напоминает одного из «русских мальчиков», поймавших «минутку в трактире», чтобы порассуждать о «вековечных вопросах». В разговоре со Смердяковым он будто бы только притворяется, что не осознавал своих тайных помыслов, только разыгрывает ужас и ярость, поэтому его дальнейшее умопомрачение выглядит не вполне мотивированным.

Точен и убедителен Смердяков Кирилла Имерова – то инфернально притягательный, как мировое зло; то безобразно юродствующий, как мелкий бесёнок. Он не только внутренняя кара Ивана, но кара всего человечества за своеволие и богоотступничество. Не имея собственной «высшей идеи», Смердяков взял на вооружение чужую – зато уж, в отличие от иных «мыслителей», довёл до конца, претворил в жизнь и погиб, в буквальном смысле сожжённый ею.

Физический, выразительно-пластический каркас роли у артистов часто превалирует над её эмоциональным и духовным содержанием. Видеоряд, сопровождающий некоторые сцены, тоже никак не помогает раскрытию образов: часто он лишь иллюстративен, дублирует произносимый текст или происходящее действие. Если добавить к этому крайне невнятную фабулу (в постановке сохранены все основные сюжетные линии романа, но нет ни одной законченной истории), станет очевидно, что у тех, кто не читал или подзабыл книгу, спектакль вызовет массу вопросов: какое оскорбление наносит Катерине Ивановне её первая встреча с Митей? о каких замученных детках толкует Иван Алёше? кто такой Смердяков? чем всё в итоге заканчивается?

По свидетельству жены писателя, Достоевский «особенно ценил в “Братьях Карамазовых” Великого инквизитора, смерть Зосимы, сцену Дмитрия и Алёши (рассказ о том, как Катерина Ивановна к нему приходила), суд, две речи, исповедь Зосимы, похороны Илюшечки, беседу с бабами, три беседы Ивана со Смердяковым, Чёрта». Практически ничего из перечисленного в спектакль не вошло. Таким образом, из этой «аудиокниги с картинками», как именует постановку в самом начале голос автора, оказались изъяты очень важные для понимания, смыслообразующие фрагменты. Даже «проклятые русские вопросы» Достоевского – есть ли Бог? есть ли бессмертие? всё ли дозволено? – становятся лишь аудиорядом к изумительно прекрасному визуальному. Спектакль полон слишком тонких посланий и плохо поддающихся дешифровке символов, за которыми сложно обнаружить высказывание о духовной глубине человека, заявленную русскую действительность. Поэтому, когда в финале одетые в белое герои тянутся к свисающим с потолка луковкам, катарсиса, увы, не наступает.

Кажется, что, стремясь освободить классику от постановочных штампов, режиссёр сделал именно это своей основной задачей. В результате получился скорее лабораторный продукт: интересно разбирать, но очень трудно эмоционально подключиться.
А так хочется тоже ухватиться за луковку.

Фото Татьяны Шабуниной

Анна Кочергина – журналист, кандидат филологических наук.

Архив сюжетов

26 сентября 2022 г.

Уведи к свету

Антон Лухнёв пишет о спектаклей «Дядюшкин сон» по Федору Достоевскому, реж. Игорь Казаков, Иркутский театр кукол «Аистёнок».

21 сентября 2022 г.

Человеческое, слишком человеческое

Анастасия Ильина пишет о спектакле «Робот Костя», реж. Иван Заславец, Планетарий №1 и Институт перспективных технологий, Санкт-Петербург

23 августа 2022 г.

Правильно поставленная подушка

Ирина Пекарская пишет о спектакле «Исход» Полины Бородиной, реж. Петр Шерешевский, театр «Шалом», Москва

2 августа 2022 г.

Золотая антилопа

Алексей Шабанов пишет о спектакле «Деньги как из ведра» Себастьяна Тьери, Городской драматический театр Нижневартовска и беседует с режиссёром Александром Баркаром.

30 июля 2022 г.

Добрый человек из Новосибирска

Юлия Плотникова пишет о спектакле «Тайм-аут» Марины Крапивиной, реж. Петр Шерешевский, Новосибирский театр «Красный факел».

25 июля 2022 г.

Возвращенные шедевры

Елизавета Гундарина пишет о двух спектаклях, выросших из лаборатории «Про100ры истории» в Алтайском театре драмы имени В.М. Шукшина, Барнаул: «Дни нашей жизни» (режиссер и художник-постановщик Дмитрий Огородников) и «Трильби» (режиссер Галина Зальцман, художник Екатерина Никитина).

12 июля 2022 г.

Любить без суеты

Арина Кутровская пишет о спектакле «Гроза. Апокриф» по пьесе Александра Островского, Школа драматического искусства, реж. Евгений Закиров.

8 июля 2022 г.

Смена на смену

Софа Игумнова анализирует пьесу Марюса Ивашкявичуса «Спящие».

15 июня 2022 г.

Актер русской хтони

Елизавета Булаева пишет актерский портрет Валентина Самохина

12 июня 2022 г.

Выбор между Ницше и Камю

Виктория Корнеева пишет о пьесе Глеба Планкина «Почтамт»

28 мая 2022 г.

Теряя имя своё

Анастасия Ильина беседует с главным режиссером Московского драматического театра «Сфера» Александром Коршуновым

23 мая 2022 г.

Хоровод казаков

Елена Ольховская пишет о спектакле «Казаки в Париже», Липецкий театр танца «Казаки России», художественный руководитель Леонид Милованов, режиссёр-хореограф Екатерина Милованова

17 мая 2022 г.

За кованой оградой

Ирина Пекарская пишет о спектакле «Русская смерть», реж. Дмитрий Волкострелов, Центр имени Вс. Мейерхольда

17 мая 2022 г.

За кованой оградой

Ирина Пекарская пишет о спектакле «Русская смерть», реж. Дмитрий Волкострелов, Центр имени Вс. Мейерхольда.

8 мая 2022 г.

Простые слова мешают счастью

Ангелина Шляпина пишет о спектакле «Я танцую как дебил» Игоря Витренко, реж. Иван Миневцев, Челябинский молодежный театр

29 апреля 2022 г.

Потому что они люди

Полина Пахомова пишет о спектакле «Холодное сердце» по одноимённой сказке Вильгельма Гауфа. Режиссёр и автор инсценировки – Светлана Аюпова. Театр-студия «Alter ego», Уфа.

29 апреля 2022 г.

Онлайн и оффлайн Достоевский

Анастасия Ильина пишет о лаборатории к 200-летию Ф.М. Достоевского в Тильзит-Театре (Советск, Калининградская область).

14 апреля 2022 г.

Нужен ли бэби-театру шумовой оркестр?

Стас Зверев пишет о лаборатории бэби-театра на Камчатке.

5 апреля 2022 г.

Беги, Зоя…

Анзор Сабанов пишет о спектаклей «Документальное рондо для бега с препятствиями» Дарьи Верясовой, реж. Елена Павлова, Русский драматический театр им. М. Ю. Лермонтова, Абакан, Хакассия.

1 апреля 2022 г.

Повседневное дело

Анастасия Демидова пишет о спектакле «Легасов: надо жить» Рагима Мусаева, реж. Анна Терёшина, Тульский театр драмы.

15 марта 2022 г.

Восприятие мира любящим

Ирина Пекарская пишет о спектакле «Аномальная Лиза» по Чарли Кауфману, Московский драматический театр «Человек». Режиссёр — Скворцов.

24 февраля 2022 г.

О чём грустит андроид?

Анастасия Павлова пишет о спектакле «Заходит андроид в бар» Данилы Чекрыгина, реж. Павел Зорин, театральная компания «Les Partisans», Ижевск

15 февраля 2022 г.

В начале было не слово

Катрин пишет о спектакле «Нафс (эго)», хореография Нурбека Батуллы, Международный хореографический фестиваль «Context. Diana Vishneva»

3 февраля 2022 г.

Абьюз и харассмент дона Хуана

Егор Куликов пишет о спектакле “Дон Хиль Зелёные Штаны” Тирсо де Молины, реж. Петр Шерешевский, Камерный театр Малыщицкого, Санкт-Петербург

26 января 2022 г.

Перегоревшая лампочка

Антон Лухнёв пишет о спектакле «С вечера до полудня» Виктора Розова, Иркутский драматический театр имени Н.П. Охлопкова, реж. Станислав Мальцев

24 января 2022 г.

Убить Илла

Полина Зонова пишет о спектакле «Визит старой дамы» Фридриха Дюрренматта, реж. Петр Шерешевский, Русский театр Удмуртии, Ижевск

17 января 2022 г.

Необходимый случай

Азалия Балгазина пишет о спектакле «Капитанская дочка» А. Пушкина, реж. Искандэр Сакаев, Молодежный театр Республики Башкортостан, Уфа

29 декабря 2021 г.

Артем Устинов: «Режиссёры такие странные, им кажется, что все должны ради спектакля жертвовать всем»

Александра Стрижевская беседует с режиссером Артемом Устиновым

20 декабря 2021 г.

Вместо вампиловского фестиваля

Елена Жданова пишет о режиссёрской лаборатории «Актуальная драма» в Драматическом театре имени Н.П. Охлопкова, Иркутск

19 декабря 2021 г.

В тюрьме и вне тюрьмы

Ирина Винтерле пишет о спектакле «Дания тюрьма» Аси Волошиной, реж. Петр Шерешевский, Камерный театр Малыщицкого, Санкт-Петербург

1 декабря 2021 г.

Женитьба и свита Воланда

Екатерина Ченчикова пишет о спектакле «Женитьба» Николая Гоголя, реж. Вадим Данцигер, Мурманский драматический театр

22 ноября 2021 г.

В оковах мысли

Лана Йекнич пишет о спектакле «Раскольников» по Федору Достоевскому, Коляда-театр (Екатеринбург), реж. Николай Коляда.

12 ноября 2021 г.

Опьянённые идеями

Анна Кочергина пишет о спектакле «Братья Карамазовы» по Фёдору Достоевскому, Астраханский драматический театр, реж. Александр Огарёв.

5 ноября 2021 г.

То, что дрожит и болит

Ольга Гурфова пишет о спектакле «Сказки Черного леса» по сказке Вильгельма Гауфа. Национальный театр Республики Карелия, Петрозаводск, реж. Артем Устинов.

31 октября 2021 г.

Аллегория бренности славы

Розалия Махмутова пишет о спектакле «Иванов» Антона Чехова, Русский драматический театр Республики Башкортостан, режиссер Григорий Лифанов, художник Дмитрий Разумов.

22 октября 2021 г.

Между гостем и Богом

Азалия Балгазина пишет о спектакле «Дом Бернарды Альба» Федерико Гарсия Лорки, реж. Диана Добрева (Болгария), Театр театр, Пермь.

19 октября 2021 г.

Преодолеть дурную бесконечность

Алина Арканникова пишет о спектакле «Sak-sok», хореограф Нурбек Батулла, Театральный центр MOÑ, Казань. Спектакль был показан на фестивале «АртМиграция-2021».

13 октября 2021 г.

Параллельно розовым мечтам

Лидия Фрицлер пишет о спектакле «Корея 03», Бурятский национальный театр драмы имени Хоца Намсараева, режиссер Сойжин Жамбалова. Спектакль был показан на фестивале молодой режиссуры «Артмиграция-2021».

30 сентября 2021 г.

Глазами болезни

Ксения Раздобреева пишет о спектакле «Преступление и наказание» по Федору Достоевскому, реж. Олег Пермяков, Забайкальский драматический театр, Чита

28 сентября 2021 г.

Оттенки власти

Елена Жданова пишет о спектакле «Лев зимой» Джеймся Голдмена, реж. Геннадий Гущин, Иркутский драматический театр имени Н.П. Охлопкова.

23 сентября 2021 г.

Игорь Лысов: «Облегчить человечеству существование»

Александр Воронов беседует с режиссером Игорем Лысовым. 15 и 16 октября на сцене Кинешемского драматического театра имени А.Н. Островского состоится премьера комедии по пьесе Пьера Мариво «Игра любви и случая».

9 сентября 2021 г.

Возможно, за пустотой — что-то

Екатерина Сырцева пишет о спектакле «Алеф» по Хорхе Луису Борхесу, реж. Алексей Образцов, театр «Особняк», Санкт-Петербург

1 сентября 2021 г.

Скрипач нужен

Ирина Винтерле пишет о спектакле "Прощай, конферансье" Григория Горина, реж. Ирина Страхова, Нижегородский ТЮЗ

3 августа 2021 г.

Чайка в черном ящике

"Чайка" Антона Чехова, реж. Пётр Шерешевский, Камерный театр им. В.А. Малыщицкого, Санкт-Петербург. Спектакль был показан на V Международном фестивале русской классической драматургии «Горячее сердце», Кинешма

19 июля 2021 г.

Между шин

Горка" Алексея Житковского, реж. Павел Макаров, Приморский театр молодежи, Владивосток

За последние два года Приморский театр молодёжи заметно обновил свой репертуар. В ряду новых постановок оказалась и «Горка» по одноимённой пьесе Алексея Житковского. Премьера состоялась ещё осенью 2019 года, но спектакль до сих пор вызывает бурную и неоднозначную реакцию. Пьеса новая, ещё не успела заручиться автоматическим и беспрекословным авторитетом. К тому же режиссура Павла Макарова оказалось непривычной для многих зрителей.

12 июля 2021 г.

Дочь артели

Азалия Балгазина пишет о спектакле «Жизель Ботаническая» по рассказу Эдуарда Кочергина и монологу Екатерины Тимофеевой, реж. Дмитрий Егоров, Стерлитамакский русский драматический театр, Башкортостан

4 июля 2021 г.

На паузе

Мария Бекк пишет о спектакле "DJ Чехов" по "Трем сестрам" Антона Чехова, реж. Эдуард Шахов, Хакасский театр русской драмы имени М.Ю. Лермонтова, Абакан

24 июня 2021 г.

Король и королёк

Лара Бессмертная пишет актерский портрет: Евгений Карпов и Сергей Уманов в роли Лира в спектакле «Король Лир» по пьесе Уильяма Шекспира, реж. Лев Эренбург, Небольшой драматический театр, Санкт-Петербург

20 июня 2021 г.

Тоска по утраченному

Екатерина Кузьмина пишет о спектакле «Рассказы Константина Треплева» по мотивам пьесы Антона Чехова «Чайка», реж. Гульнара Галавинская, Московский драматический театр на Перовской.

11 июня 2021 г.

Поглощенная степью

В нашем блоге для молодых театральных критиков  новая публикация. Розалия Махмутова пишет о спектакле «Амеля» Николая Крашенинникова, Башкирский национальный театр драмы имени Мажита Гафури, художественный руководитель проекта — Айрат Абушахманов, хореограф Алина Мустаева