15 Март, 2022

Восприятие мира любящим

Ирина Пекарская

«Аномальная Лиза» по Чарли Кауфману, Московский драматический театр «Человек». Режиссёр — Скворцов

Часть I. «Аномальная Лиза»: театр социальной маски против «внутреннего человека». Кто кого?

В конце декабря режиссёр Скворцов в Московском драматическом театре «Человек» представил премьеру спектакля «Аномальная Лиза». Театр следует заявленной концепции — ставить то, чего не видели театральные подмостки. Или почти не видели. Экзотичность этой постановки — она создана по мотивам сценария гениального Чарли Кауфмана к полнометражному кукольному мультфильму для взрослых «Аномализа» (США, 2015).
Главный герой, Майкл Стоун, страдает от аномального сочетания заболеваний: он не различает лица и голоса. Все — дальние и близкие, включая жену и малолетнего сына, для него на одно лицо и говорят одним мужским голосом. И вот, во время деловой поездки он встречает необычную девушку, Лизу. Отличие её от остальных в том, что Майкл видит и слышит её такой, какова она есть.

Антураж в «Аномальной Лизе» Скворцов во многом создал, можно сказать, при помощи мультипликации: смена места, перемещение часто сопровождается проекцией на стенах; при помощи проекции в фойе создатели готовят и зрителя к спектаклю. Тиражированная одноликость мира героя тоже отчасти создана руками видеографов (видео — Евгений Вершинин). В театре «Человек» в роли Майкла Стоуна — Анатолий Кот. Артист умный, глубокий, с прекрасным голосом. Его Майкл сдержан, интеллигентен, его усталость — на грани выгорания, он хочет скрыться от окружающего фальшивого в своей демонстративности, агрессивно-навязчивого однообразия. Ведь даже песни, известные хиты, он слышит в исполнении одного и того же баритона!

Этот внешний серый мир Майкла активно заигрывает с ним, демонстрирует и культивирует свою нервозность, обиды, предъявляет претензии, стараясь обратить на себя внимание: будь то жена в ПМС, сын, требующий подарков, бывшая любовница, которая спустя 11 лет не способна обрадоваться встрече, а пытается выяснять отношения, истерично реагируя на любой вопрос к ней, или пребывающий уже за порогом реальности кошмар из сна: управляющий отеля, диктующий ограничения в выборе объекта для личных симпатий.

«Олицетворил» весь окружающий Майкла Стоуна мир Феликс Мурзабеков, молодой, красивый, сочетающий в себе некий аристократизм и брутальность артист. И он хорош во всех лицах, как в мужских, так и в женских. Его мужчины навязчиво-услужливые, комические чуть ли не до клоунады. Женские образы более энергичны и разнообразны в проявлениях — не важно, что они на одно лицо, их не спутаешь. Основой костюмов служит чёрный комбинезон, который легко при помощи аксессуаров из рабочей робы превращается в наряд гламурной дамочки на дискотеке (художник по костюмам — Наталья Спасская). Наша публика любит переодевания, многие театры используют этот приём грубо, на потеху публике. Феликс Мурзабеков работает, увлекаясь перевоплощением, психологически точно создавая на сцене несколько женских характеров в рамках комедийного жанра, но стараясь не уйти в гротеск. Его Белла, бывшая подруга Майкла, завлекает, играя ямочками на щеках и нервно теребя волосы чёрного паричка. Она женственна, не смотря на модную чёрную небритость, капризна до истеричности и манерна в границах, которые могут быть у дамочки, решившей встать в позу обиженной.

Его Эмили, подруга Лизы, той самой Аномализы, — более яркий и контрастный по отношению к героине персонаж, чем в оригинальном фильме. Это роскошная блондинка, которая привычно расплёскивает сексуальность, в ней харизма женщины, осознающей свою красоту и влияние этой красоты на окружающих. Такой способ «завоевания мира» для неё естественен и привычен, как работа, а очарованность мужчин, попавших в поле её воздействия, - само собой разумеющаяся. Этой дамочке немного странно, когда сложившаяся практика вдруг даёт сбой; тем более обидно, что объект достаточно престижный — а Майкл, автор популярной книги, как раз такой. По сути, для неё мужчины вокруг все одинаковые и для неё аномалия, трещина в картине мира — исключение из правила.

Изо всех персонажей Феликса Мурзабекова, пожалуй, самая сложная и виртуозно созданная небольшая роль малыша, сынишки Майкла Стоуна. В его пластике, интонациях, взгляде узнаёшь капризного ребёнка, не глупого, но маленького и выживающего по социальным законам маленького в мире больших. Артист каждого своего персонажа презентует, как художник картину; через точные пластические и внутренне-психологические характеристики в «Аномальной Лизе» он представляет целую серию лиц, смешных и пугающих в своей узнаваемости.

Игрой Феликса Мурзабекова и ощущением счастья артиста на сцене любуешься — такие роли в принципе выигрышные, яркие, являются полной противоположностью характера, который транслирует Анатолий Кот. И здесь возникает сложность. Анатолий Кот (как и его персонаж) сам по себе человек внутренне крупный, серьёзный, зрелый, не суетный. Его Майкл старается уйти в тень, спрятаться от одинаковых, как на растиражированном плакате «Их разыскивает полиция», непонятных ему людей; статичность - часть характеристики героя, черта интеллигентного и где-то рассеянного человека. Феликс Мурзабеков, фонтанируя, отвоёвывая пространство своих персонажей, создавая яркий театр социальной маски, гораздо более агрессивен; партнёрам в этой дуэли непросто выстраивать реально тонкий баланс в своём противостоянии внешнего и внутреннего.

В противоположность всем «одноликим» Лиза, «Аномализа», не стремиться «отвоёвывать» пространство, она прячется – за телефон, за яркую подругу, так как стесняется дефекта на лице — в мультфильме у героини шрам, в театре ей нарисовали большое родимое пятно на щеке. Она робка и стеснительна, и внимание мужчины, да ещё такого видного, её удивляет и пугает. Мужчины всегда, со школьных лет, выбирали её роскошную подругу. Лиза Ирины Максимкиной хрупкая, тоненькая, как школьница, с особым обаянием небольшой птички. Она очень похожа и внешне, и этим специфическим обаянием, светлой девичьей стеснительностью на девушку, послужившую прототипом для персонажа мультфильма Кауфмана. Это стопроцентное воплощение идеи сценариста. Чем же отличается героиня от остальных? У неё нет достойного образования, книгу Майкла она читает со словарём, людей боится… Возможно тем, что не старается казаться лучше.
«Аномальная Лиза» Скворцова — спектакль со сложившейся атмосферой, специфическим колоритом, интеллигентным и пряным одновременно. «Аномализа», безусловно, о любви. Без любви для нас все одинаковы, на одно лицо — какая разница, что там за голос, если тебе безразличен человек. Когда же ты влюблён, то каждый жест, каждый звук голоса в человеке становится особым, неповторимым, единственным. И это восприятие мира любящим — то, что мы, влюбившись, стараемся сохранить в себе, уловить при каждой встрече – как вариант опьянения. Как сохранить приправу любви в отношениях, не утратить это обаяние? Обязательно ли быть вместе, чтобы уберечь это особое видение индивидуального в человеке? Утрата индивидуального для героя Анатолия Кота – настоящая драма. Он ищет ту, которая не будет похожа ни на кого. Для многих нормально как раз обратное — поиск такого, как все, чтобы и у тебя было, как положено, как у всех. Может быть, это стадное существование — и есть аномалия, которую видит герой, созданный фантазией Кауфмана? Или, наоборот, герой — обычный мизантроп, который не узнаёт никого, потому что не способен любить?

Может быть, именно эту двойственность Скворцов отмечает в определении жанра постановки — «психопатологическая драмеди». «Аномальная Лиза» — комедия, местами очень смешная. Но жизнь в поисках человека с собственным лицом — тема не внешности и она далека от комедийности. Это тема самоосознания и самоощущения. «Аномализа», прежде всего, — высказывание о человеке в мире.

Часть II. Скворцов: «Уверен, что Кауфман многое взял у Кафки»

И.П. В программке и везде пишут «режиссёр Скворцов», имя не пишется. Почему?
Скворцов: Это — псевдоним с 2005 года, половина моих постановок была выпущена именно под такой подписью, почему-то этому мало кто придаёт значение, но с этого сезона — я отслеживаю и прошу соответствовать. Это не хайп, это давняя моя идея.
И.П. А в чем идея?
Скворцов: Я давно хотел отделить себя — режиссёра от актёра Владимира Скворцова, и этот вариант меня всегда устраивал. Актер Владимир Скворцов развивается совсем иначе, нежели режиссер Скворцов, и нельзя их совмещать. К тому же, я выпускал свой первый спектакль «Скользящая Люче» в 2005 году в Центре драматургии и режиссуры именно под этим псевдонимом, да и второй, в Таллинне - тоже.
И.П. На премьере было объявлено, что спектакль будете играть только до апреля. Почему? Такое разрешение от автора или уход от репертуарного театра?
Скворцов: «Играть до апреля» было наше первоначальное решение — но попробуем дольше. Проблемы вовсе не с автором, а, как ни странно, с технической стороной проекта. Сумма за аренду такой уникальной аппаратуры, которая используется здесь, для нашего театра пока неподъёмная, надеемся, что договоримся. Просто пока до апреля играем, а как дальше — не ясно. Будет решаться весной.
И.П. Вообще, инсценировка культового мультфильма — само по себе очень странно.
Скворцов. Это не совсем инсценировка мультфильма. Нами написана пьеса, отправной точкой для которой послужил сценарий Кауфмана, однако история наша - «сильно по мотивам», с привлечением текстов Кафки, а также других ресурсов. Поклонников мультика, определённо, ждет много сюрпризов.
Кстати, в спектакле важную роль играют, практически выходят на первый план разные мелочи — от музыки Альбинони до эксперимента Майкла над своей бывшей девушкой, ставшей причиной его преображения. Япония проходит как отдельный образ. В общем, это история не на один просмотр.

О СНАХ И СМЫСЛАХ

Для нас сценарий Чарли Кауфмана явился отправной точкой. Ближе к финалу история вообще превращается в игру со временем - сын, недополучивший родительской любви, терзает героя, являясь ему во снах, и эта сцена даёт нам понимание, что люди вокруг имеют лик сына, но уже взрослого. Да, да, это — целый пасьянс по психологии. Сны героя — они по духу кафкианские, Кафка разворачивается как автор именно в пространстве снов («Письма отцу» - прим.).

В мультфильме противостояние героя и окружающих людей — это как невыносимая обыденность, здесь — как адский карнавал вокруг Майкла. Для нас один из смыслов — и намеренное незамечание этого карнавала.

В целом все сводится к этому сну Майкла, когда приходит к нему его сын из будущего, и Феликс Мурзабеков играет уже не героя маскарада, а человека, травмированного отцом, неспособного простить. Где-то я прочитал, что герои наших кошмаров еще даже и не жили, а приходят в подсознание из параллельного нашему пространства.

Кстати, уверен, что Кауфман в своем творчестве что-то использовал от Кафки. У Кафки были проблемы во взаимоотношениях с семьёй — у Майкла тоже. Прожив 11 лет с женой, герой буквально не знает, кто она есть на самом деле. Но это ведь сплошь и рядом — мы не знаем, кто они есть, те, кто рядом с нами, а в «Аномальной Лизе» в итоге звучит прямой ответный вопрос и от жены: «А кто ты?» В самом финале. Представьте! Они живут вместе 11 лет и не понимают, кто есть их половина. По-моему, и ужасно, и актуально.

ПРО ЛИЗУ

Кульминацией и у Кауфмана в фильме, и в нашем спектакле служит вопрос: «Что встреча с Майклом дала героине?» Она, по сути, — заурядная женщина, она не имеет никаких ни на что надежд, просто приняла себя, создала личную зону комфорта, «забила» на возможность жить как полноценный человек. Однако, после встречи с героем, происходит понимание, что «Жизнь — она есть, надо только верить» — эта фраза специально звучит у нас дважды. История главного героя вдруг оказывается глобально совсем не его историей, а историей человека, который нуждался в направлении, в проявлении «вектора движения». Сам не понимаю, как Анатолий Кот играет своего героя, когда по сути «мёртвый», привыкший к собственной «зоне комфорта» человек оживает, а потом опять возвращается в свой «личный ад»… Лиза, девушка, живущая без мужского внимания, — аномалия. Она аномальна для всех, не только для него. Когда создавали спектакль, работали с Ириной Максимкиной (которая после долгого перерыва вернулась на московскую сцену) над героиней серьёзно, придумывали многие новые смыслы и внедряли их в ткань спектакля. Лиза при своей ординарности - философ. И именно ей нужен был этот Майкл. Получается, вся история сводится к заглавной героине: он всю жизнь прожил в этом однообразном кошмаре (11 лет!), чтобы наконец пережить чувство, и она — чтобы прочувствовать, что она может быть нужна. Главное — он дал ей возможность веры, что все возможно.

ПРО ЖАНР

Конечно, всё это дико мелодраматично, поэтому в итоге получилась такая почти хулиганская комедия. Именно «драмеди», как и обозначен жанр. Я не очень сейчас я люблю мелодраму как жанр. А вот смешение гротеска и глубочайшей социальной трагедии — и есть психопатологическое драмеди. Конфликт с социумом, безусловно, заложен в изначальном материале, но меня больше интересовал внутренний отказ от мира как такового в пользу привычной зоны комфорта. Кауфман снял социальную экзистенциальную драму, моя история — сильно в стороне. Однако, пересматривая спектакль, я сам все еще открываю здесь много новых смыслов.

Фото Дарьи Волковой

Ирина Пекарская - театральный критик, член СТД РФ.

Архив сюжетов

26 сентября 2022 г.

Уведи к свету

Антон Лухнёв пишет о спектаклей «Дядюшкин сон» по Федору Достоевскому, реж. Игорь Казаков, Иркутский театр кукол «Аистёнок».

21 сентября 2022 г.

Человеческое, слишком человеческое

Анастасия Ильина пишет о спектакле «Робот Костя», реж. Иван Заславец, Планетарий №1 и Институт перспективных технологий, Санкт-Петербург

23 августа 2022 г.

Правильно поставленная подушка

Ирина Пекарская пишет о спектакле «Исход» Полины Бородиной, реж. Петр Шерешевский, театр «Шалом», Москва

2 августа 2022 г.

Золотая антилопа

Алексей Шабанов пишет о спектакле «Деньги как из ведра» Себастьяна Тьери, Городской драматический театр Нижневартовска и беседует с режиссёром Александром Баркаром.

30 июля 2022 г.

Добрый человек из Новосибирска

Юлия Плотникова пишет о спектакле «Тайм-аут» Марины Крапивиной, реж. Петр Шерешевский, Новосибирский театр «Красный факел».

25 июля 2022 г.

Возвращенные шедевры

Елизавета Гундарина пишет о двух спектаклях, выросших из лаборатории «Про100ры истории» в Алтайском театре драмы имени В.М. Шукшина, Барнаул: «Дни нашей жизни» (режиссер и художник-постановщик Дмитрий Огородников) и «Трильби» (режиссер Галина Зальцман, художник Екатерина Никитина).

12 июля 2022 г.

Любить без суеты

Арина Кутровская пишет о спектакле «Гроза. Апокриф» по пьесе Александра Островского, Школа драматического искусства, реж. Евгений Закиров.

8 июля 2022 г.

Смена на смену

Софа Игумнова анализирует пьесу Марюса Ивашкявичуса «Спящие».

15 июня 2022 г.

Актер русской хтони

Елизавета Булаева пишет актерский портрет Валентина Самохина

12 июня 2022 г.

Выбор между Ницше и Камю

Виктория Корнеева пишет о пьесе Глеба Планкина «Почтамт»

28 мая 2022 г.

Теряя имя своё

Анастасия Ильина беседует с главным режиссером Московского драматического театра «Сфера» Александром Коршуновым

23 мая 2022 г.

Хоровод казаков

Елена Ольховская пишет о спектакле «Казаки в Париже», Липецкий театр танца «Казаки России», художественный руководитель Леонид Милованов, режиссёр-хореограф Екатерина Милованова

17 мая 2022 г.

За кованой оградой

Ирина Пекарская пишет о спектакле «Русская смерть», реж. Дмитрий Волкострелов, Центр имени Вс. Мейерхольда

17 мая 2022 г.

За кованой оградой

Ирина Пекарская пишет о спектакле «Русская смерть», реж. Дмитрий Волкострелов, Центр имени Вс. Мейерхольда.

8 мая 2022 г.

Простые слова мешают счастью

Ангелина Шляпина пишет о спектакле «Я танцую как дебил» Игоря Витренко, реж. Иван Миневцев, Челябинский молодежный театр

29 апреля 2022 г.

Потому что они люди

Полина Пахомова пишет о спектакле «Холодное сердце» по одноимённой сказке Вильгельма Гауфа. Режиссёр и автор инсценировки – Светлана Аюпова. Театр-студия «Alter ego», Уфа.

29 апреля 2022 г.

Онлайн и оффлайн Достоевский

Анастасия Ильина пишет о лаборатории к 200-летию Ф.М. Достоевского в Тильзит-Театре (Советск, Калининградская область).

14 апреля 2022 г.

Нужен ли бэби-театру шумовой оркестр?

Стас Зверев пишет о лаборатории бэби-театра на Камчатке.

5 апреля 2022 г.

Беги, Зоя…

Анзор Сабанов пишет о спектаклей «Документальное рондо для бега с препятствиями» Дарьи Верясовой, реж. Елена Павлова, Русский драматический театр им. М. Ю. Лермонтова, Абакан, Хакассия.

1 апреля 2022 г.

Повседневное дело

Анастасия Демидова пишет о спектакле «Легасов: надо жить» Рагима Мусаева, реж. Анна Терёшина, Тульский театр драмы.

15 марта 2022 г.

Восприятие мира любящим

Ирина Пекарская пишет о спектакле «Аномальная Лиза» по Чарли Кауфману, Московский драматический театр «Человек». Режиссёр — Скворцов.

24 февраля 2022 г.

О чём грустит андроид?

Анастасия Павлова пишет о спектакле «Заходит андроид в бар» Данилы Чекрыгина, реж. Павел Зорин, театральная компания «Les Partisans», Ижевск

15 февраля 2022 г.

В начале было не слово

Катрин пишет о спектакле «Нафс (эго)», хореография Нурбека Батуллы, Международный хореографический фестиваль «Context. Diana Vishneva»

3 февраля 2022 г.

Абьюз и харассмент дона Хуана

Егор Куликов пишет о спектакле “Дон Хиль Зелёные Штаны” Тирсо де Молины, реж. Петр Шерешевский, Камерный театр Малыщицкого, Санкт-Петербург

26 января 2022 г.

Перегоревшая лампочка

Антон Лухнёв пишет о спектакле «С вечера до полудня» Виктора Розова, Иркутский драматический театр имени Н.П. Охлопкова, реж. Станислав Мальцев

24 января 2022 г.

Убить Илла

Полина Зонова пишет о спектакле «Визит старой дамы» Фридриха Дюрренматта, реж. Петр Шерешевский, Русский театр Удмуртии, Ижевск

17 января 2022 г.

Необходимый случай

Азалия Балгазина пишет о спектакле «Капитанская дочка» А. Пушкина, реж. Искандэр Сакаев, Молодежный театр Республики Башкортостан, Уфа

29 декабря 2021 г.

Артем Устинов: «Режиссёры такие странные, им кажется, что все должны ради спектакля жертвовать всем»

Александра Стрижевская беседует с режиссером Артемом Устиновым

20 декабря 2021 г.

Вместо вампиловского фестиваля

Елена Жданова пишет о режиссёрской лаборатории «Актуальная драма» в Драматическом театре имени Н.П. Охлопкова, Иркутск

19 декабря 2021 г.

В тюрьме и вне тюрьмы

Ирина Винтерле пишет о спектакле «Дания тюрьма» Аси Волошиной, реж. Петр Шерешевский, Камерный театр Малыщицкого, Санкт-Петербург

1 декабря 2021 г.

Женитьба и свита Воланда

Екатерина Ченчикова пишет о спектакле «Женитьба» Николая Гоголя, реж. Вадим Данцигер, Мурманский драматический театр

22 ноября 2021 г.

В оковах мысли

Лана Йекнич пишет о спектакле «Раскольников» по Федору Достоевскому, Коляда-театр (Екатеринбург), реж. Николай Коляда.

12 ноября 2021 г.

Опьянённые идеями

Анна Кочергина пишет о спектакле «Братья Карамазовы» по Фёдору Достоевскому, Астраханский драматический театр, реж. Александр Огарёв.

5 ноября 2021 г.

То, что дрожит и болит

Ольга Гурфова пишет о спектакле «Сказки Черного леса» по сказке Вильгельма Гауфа. Национальный театр Республики Карелия, Петрозаводск, реж. Артем Устинов.

31 октября 2021 г.

Аллегория бренности славы

Розалия Махмутова пишет о спектакле «Иванов» Антона Чехова, Русский драматический театр Республики Башкортостан, режиссер Григорий Лифанов, художник Дмитрий Разумов.

22 октября 2021 г.

Между гостем и Богом

Азалия Балгазина пишет о спектакле «Дом Бернарды Альба» Федерико Гарсия Лорки, реж. Диана Добрева (Болгария), Театр театр, Пермь.

19 октября 2021 г.

Преодолеть дурную бесконечность

Алина Арканникова пишет о спектакле «Sak-sok», хореограф Нурбек Батулла, Театральный центр MOÑ, Казань. Спектакль был показан на фестивале «АртМиграция-2021».

13 октября 2021 г.

Параллельно розовым мечтам

Лидия Фрицлер пишет о спектакле «Корея 03», Бурятский национальный театр драмы имени Хоца Намсараева, режиссер Сойжин Жамбалова. Спектакль был показан на фестивале молодой режиссуры «Артмиграция-2021».

30 сентября 2021 г.

Глазами болезни

Ксения Раздобреева пишет о спектакле «Преступление и наказание» по Федору Достоевскому, реж. Олег Пермяков, Забайкальский драматический театр, Чита

28 сентября 2021 г.

Оттенки власти

Елена Жданова пишет о спектакле «Лев зимой» Джеймся Голдмена, реж. Геннадий Гущин, Иркутский драматический театр имени Н.П. Охлопкова.

23 сентября 2021 г.

Игорь Лысов: «Облегчить человечеству существование»

Александр Воронов беседует с режиссером Игорем Лысовым. 15 и 16 октября на сцене Кинешемского драматического театра имени А.Н. Островского состоится премьера комедии по пьесе Пьера Мариво «Игра любви и случая».

9 сентября 2021 г.

Возможно, за пустотой — что-то

Екатерина Сырцева пишет о спектакле «Алеф» по Хорхе Луису Борхесу, реж. Алексей Образцов, театр «Особняк», Санкт-Петербург

1 сентября 2021 г.

Скрипач нужен

Ирина Винтерле пишет о спектакле "Прощай, конферансье" Григория Горина, реж. Ирина Страхова, Нижегородский ТЮЗ

3 августа 2021 г.

Чайка в черном ящике

"Чайка" Антона Чехова, реж. Пётр Шерешевский, Камерный театр им. В.А. Малыщицкого, Санкт-Петербург. Спектакль был показан на V Международном фестивале русской классической драматургии «Горячее сердце», Кинешма

19 июля 2021 г.

Между шин

Горка" Алексея Житковского, реж. Павел Макаров, Приморский театр молодежи, Владивосток

За последние два года Приморский театр молодёжи заметно обновил свой репертуар. В ряду новых постановок оказалась и «Горка» по одноимённой пьесе Алексея Житковского. Премьера состоялась ещё осенью 2019 года, но спектакль до сих пор вызывает бурную и неоднозначную реакцию. Пьеса новая, ещё не успела заручиться автоматическим и беспрекословным авторитетом. К тому же режиссура Павла Макарова оказалось непривычной для многих зрителей.

12 июля 2021 г.

Дочь артели

Азалия Балгазина пишет о спектакле «Жизель Ботаническая» по рассказу Эдуарда Кочергина и монологу Екатерины Тимофеевой, реж. Дмитрий Егоров, Стерлитамакский русский драматический театр, Башкортостан

4 июля 2021 г.

На паузе

Мария Бекк пишет о спектакле "DJ Чехов" по "Трем сестрам" Антона Чехова, реж. Эдуард Шахов, Хакасский театр русской драмы имени М.Ю. Лермонтова, Абакан

24 июня 2021 г.

Король и королёк

Лара Бессмертная пишет актерский портрет: Евгений Карпов и Сергей Уманов в роли Лира в спектакле «Король Лир» по пьесе Уильяма Шекспира, реж. Лев Эренбург, Небольшой драматический театр, Санкт-Петербург

20 июня 2021 г.

Тоска по утраченному

Екатерина Кузьмина пишет о спектакле «Рассказы Константина Треплева» по мотивам пьесы Антона Чехова «Чайка», реж. Гульнара Галавинская, Московский драматический театр на Перовской.

11 июня 2021 г.

Поглощенная степью

В нашем блоге для молодых театральных критиков  новая публикация. Розалия Махмутова пишет о спектакле «Амеля» Николая Крашенинникова, Башкирский национальный театр драмы имени Мажита Гафури, художественный руководитель проекта — Айрат Абушахманов, хореограф Алина Мустаева